Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:12 

Hapless

И даже яркое сияние софитов не сможет скрыть тьму человеческой души©
Название: «Hapless*»
Автор: Hataru-hime
Бета: Animeshka_Okana
Пейринг: Саске/Наруто
Дисклеймер: персонажи Кисимото, реальность и атрибутика Kouga Yun
Рейтинг: PG-13
Жанр: слэш, романтика
Размер: мини…(но вдруг меня потом занесет?)
Предупреждение: смерть персонажей (не главных), ООС персонажей, местами POV персонажей, идею фика взяла из "Loveless"
Статус: не закончен
Размещение: Хотя бы ссылку киньте
От автора: мне нужна обстоятельная критика, пожалуйста. Я только начинаю писать, так что бойтесь))
* Несчастливый

2 глава.
«Каждый раз, погружаясь в сон, я наблюдал одну и туже картину. Я видел все в точности: холод, сырость и пространство, всегда пугающее меня как в первый раз. Снова этот нескончаемый коридор, затягивающий своей бесконечностью. Кажется, что момент, когда снова появиться эта ужасающая фигура, невозможно предугадать. Но я точно знаю, что оно всегда подходит ко мне бесшумно сзади. Его выдает только холодное дуновение ветра в мою спину. И снова окольцовывает страх, и снова я бегу, зная, что оно медленно следует за мной. Комната. Комод. И тот самый угол, забившись в который, я обнимаю себя хвостом, пытаясь стать невидимым, и тихо зову на помощь. Закрываю глаза и чувствую чью-то руку на своем плече…»
Закричав, что есть силы, Наруто проснулся. Переведя безумный взгляд на человека, стоявшего неподалеку, он дышал с перерывами, пытаясь выровнять дыхание. Сонма, отшатнувшийся в сторону во время неожиданного для него крика, также пытался совладать с бешено стучащим сердцем.
Придя в себя и осознав, что находится в школе, Наруто низко опустил голову, пробормотав слова извинения за ненадлежащее поведение на уроке. Учитель отстраненно кивнул и отошел. Узумаки скрестил руки на парте и положил на них голову. «И угораздило меня заснуть. Еще и Сонму-сенсея напугал. И почему эти чертовы сны..? Я ведь уже смирился, что они являются обязательной составляющей моей жизни. Но почему они не могут мне сниться дома, где никто не увидит мою слабость? Сонма видел, значит – жди направление к психологу».
После смерти родителей учителя направляли его к ним по малейшим причинам, считая себя ответственными за состояние своего ученика. Парень же считал, что лучше для него было, если бы от него отстали. В своих мыслях Наруто не учел одного: мстительной сущности своего учителя и неординарности его поведения. Подозвав не успевшего скрыться блондина, он хорошенько отчитал его. И снова начал поучительную лекцию:
- Я понимаю, что трудно, наверное, без родителей, но у меня такое чувство, что вам плевать на меня и мой предмет?
Наруто нервно переминал с ноги на ногу, поглядывая на часы: он опаздывал на репетицию.
- Вы не правы, сэнсей.
- Вот как? Да вы и сейчас не слушаете меня. Куда вы спешите?
Узумаки начал медленно двигаться к выходу.
- Простите, но я опаздываю на занятия кружка…
- Вот как? Тогда я постараюсь пойти вам на встречу, – Наруто замер на месте и недоверчиво посмотрел на учителя. Тот улыбался, как будто его осенила прекрасная мысль. – Ведь, вы не каждый день репетируете? Тогда, я узнаю расписание и поставлю дополнительные уроки в соответствии с ним.
- Дополнительные?
- Да. – Сонма сощурил глаза, в которых плескалось непонятное, для Узумаки, чувство. – Я хотел, оставлять вас после уроков каждый день, но раз уж вы репетируете…
Не дослушав, Наруто выскочил из класса, со злости сбив рюкзаком пару стульев, стоящих на парте.
Насколько он помнил, еще никому не назначались дополнительные занятия.
«За что же этот урод меня так не взлюбил?..»

Киба, Гаара и Ли резко прервали смех, увидев друга, ворвавшегося в зал. Настроение у Наруто было ни к черту. Они это заметили сразу. И то, что тот сразу кинулся к гитаре, только подтвердило их опасения. Узумаки взял инструмент в руки и затих, прижав его к себе. Такое состояние блондина пугало их более всего. Если Наруто приходил и играл тихие… да хоть что-нибудь играл – значит, что через некоторое время он придет в себя и снова начнет улыбаться. Но то, что происходило сейчас, и эти опущенные, чуть подрагивающие ушки говорили об одном – блондин был не просто не в настроение, он был в ярости. И в такие моменты лучше было бы оставить его одного. Киба, поначалу, пытался немного подыграть. Но тяжелая атмосфера в противоположном углу только усугубляла все. Он ощутил, что начинает закипать. Ли попытался отвлечь всех своими веселыми байками. Не помогло. Казалось, что все смогли услышать звук лопнувшего терпения Кибы. Он не в силах сдерживаться подскочил к Узумаки и, отвесив ему пощечину, схватил за грудки.
- Ну, сколько можно, Наруто, черт бы тебя побрал? Долго это еще будет так продолжаться?! Неужели, ты не видишь, что мы всеми силами стараемся вернуть тебя к жизни, что мы хотим видеть не твою эту фальшивую улыбку, а услышать смех прежнего Наруто?! Ответь мне! Что молчишь?
Лис поднял до этого опущенную голову. Холодом сверкнули голубые глаза, ушки встали торчком, а хвост заметался из стороны в сторону, выдавая раздражение хозяина. Оттолкнув Кибу, он, не выдержав, глухо ответил:
- Надоело! Ваше отношение ко мне, как к сироте, и эти постоянные звонки, проверяющие меня! Да что вы знаете о прежнем Наруто! Ничего! И вы не потеряли того, что потерял я. И не смейте говорить, что понимаете мою боль! Ее никто не поймет! Никто… - судорожно вздохнув, он напрягся, стараясь не заплакать.
Ведь Чи говорил ему, что плакать можно только на плече или в объятиях того, кого любишь.
«Лучше не показывать боль, если не хочешь ничьей жалости…» - прозвучал в голове Лиса его тихий, бархатный голос.
- Никто? – Киба подошел к Узумаки. – Может, мы и не теряли, но пытаемся помочь. Почему ты не хочешь понять, что мы тебе не чужие? Попроси, и мы поможем. Ты пережил смерть родителей, - Ли напрягся, а Гаара начал нервно постукивать палочкой о край барабана. – Но этот Чи… Из-за него ты стал сам не свой, именно с его кончиной мы потеряли тебя! Он же тебе был практически никто, вы даже не спали друг с другом! Тебе было всего тринадцать, когда вы познакомились… Так какая к черту любовь?
Ли и Гаара застыли. Наруто замер, а потом, издав вопль полный боли, ухватился за гриф гитары и кинул ее в Кибу. Тот успел нагнуться, и она пролетела мимо, ударившись о край сцены. Послышался треск. Наруто, яростно-рванными движениями, накинул куртку и выбежал из зала. Киба повернулся к друзьям.
- Я идиот, да?
Те не ответили, смотря на упавшую гитару. Они часто ссорились, но эта ссора отличалась от остальных. Чи. Эта тема была под запретом, которую, так не кстати, затронул Киба.

Гневные брызги от Наруто разлетались в разные стороны, когда он несся по улице. В порыве гнева он чуть не пробежал свой дом. Зайдя и скинув обувь, он не раздеваясь, упал на кровать лицом вниз, и, наконец, дал волю слезам. Он ненавидел это: еще в детстве он часто плакал. Но ребенку простительна эта слабость, а вот сейчас…
Успокоившись, он повернулся на спину и тут же зашипел от яркого солнца. Не то чтобы он ни любил тепло и свет, но сейчас все это было лишним, не по настроению. И почему-то на ум пришло то, кто он.
«Hapless… Имя, ставшее судьбой. Чи, мне казалось, что оно не для меня, но, потеряв тебя, оно, как нельзя кстати, пригодилось. Давая мне шанс понять, что никогда я не буду счастлив. Чертово имя, чертова жизнь, чертова судьба…»
Ударив кулаком у себя над головой, Наруто тут же заскулил от боли: рука попала по деревянному изголовью кровати.
«Ну, вот. Точно, несчастливый,» - горько рассмеявшись, Узумаки подышал на место ушиба, пытаясь заглушить боль.

- Наруто! Заходи-заходи, я тебя давненько не видел!
Опасливо заглянув на кухню, Узумаки первым делом убедился, что у нерадивого опекуна нет никого из посторонних.
- Джирайя, ты один?
- Один, а с кем же еще? – седовласый мужчина поскреб в затылке и улыбнулся. «Да уж, с кем еще?».
- Последний раз, когда был у тебя, я отлеплял полвечера надоедливую девицу, твою, так называемую, гостью, - сняв куртку, паренек прошел в гостиную. Джирайя был писателем женских романов, которые он сам гордо окрещал «творениями гения», а Наруто ехидно – «порнухой». За что всегда получал почти отеческий подзатыльник. И эти постоянные «музы», протоптавшие дорожку в дом писателя... Ему, в принципе, было все равно – водит его опекун к себе женщин или нет. В конце концов, это было частью устного договора – минимальный контроль. Единственный раз, когда Узумаки обалдел, это когда, зайдя к Джирайе на очередные «смотрины», как он называл свои походы в дом опекуна, увидел трех полуголых девиц, на одной из которых даже еще были ушки. И Наруто не был уверен, что после она ушла с ними… Но, несмотря на некоторые странности, парень любил его, по-своему. Для него Джирайя был другом и последней ниточкой, связывающей его с отцом.
- Ну, ты чего как не родной? Вот и твой отец таким же был: балагур, а чуть что - сама невинность, - рассмеялся Джирайя. Это еще одна вещь, которая Наруто нравилась в нем. Он никогда не пытался посочувствовать блондину, тем самым напоминая, что он теперь один. Наоборот, после каждого прихода к нему он как будто заряжался энергией, слушая рассказы Джирайи об отце … И порой удавалось даже улыбаться старику… Как раньше.
- Чай будешь? Виски, саке не предлагаю - маленький еще! – Наруто фыркнул. Ага, маленький, а как пощупать незнакомых девиц – это, пожалуйста. Улыбнувшись, Узумаки согласился на красный чай. Его удивляло в себе то, что, будучи сладкоежкой, ему нравился этот чай, отдававший кислинкой. Когда он его пил, то всегда смешно морщил носик, а шерстка на хвосте становилась дыбом, отчего Джирайя смеялся, поглаживая его за ушком.
«Наверное, поэтому…» - улыбнувшись своим мыслям, он прошел за опекуном на кухню. Последующие полтора часа они, как всегда, переговаривались о делах друг друга. Услышав о ссоре с друзьями, Джирайя нахмурился.
- Наруто, так нельзя. Они твои друзья и это естественно, что они хотят помочь. Попытайся понять их и не отталкивай. Ты понимаешь, что ты не прав?
- Но… - блондин опустил голову. – Они говорили о Чи? И я…
Джирайя чуть нахмурился. Он помнил этого черноволосого, чуть смуглого парня, который однажды пришел за Наруто к нему. Он был старше Лиса, что привело писателя в некоторую тревогу за подопечного. К тому же, он был без ушек. Но Узумаки так счастливо улыбнулся, завидя того, что у Джирайи невольно отлегло от сердца. И даже то, как тот обнял Наруто, не вызвало паники. Вдвоем они смотрелись очень гармонично и естественно, как само собой разумеющееся. Помнится, он тогда спросил у Узумаки, кто это был. На что Лис заливисто рассмеялся и выдавил только одно слово: «Чи».
- Ладно. Разберетесь сами. Но, все-таки, извинись.
- Хорошо. – Наруто прижал ушки к голове, что показывало высшую степень раскаяния.
- Вот и молодец! – рассмеявшись, Джирайя потрепал его по голове.
Блондин, наверное, никогда бы себе не признался, но ему было приятен этот жест. Больше он никому не позволял так трепать себя, особенно за уши. Для него это было очень интимно и разрешалось только родителям, Чи и, теперь, Джирайе.
Распрощавшись, Наруто вышел на улицу. К вечеру похолодало, и, отвернув воротник куртки, он побежал к своему дому. Уже подходя к крыльцу, заметил в небольшой лужице опавший кленовый лист. Поддавшись неясному порыву, выловил его и прошествовал в дом. В своей комнате он положил его на лист бумаги, чтобы он высох. Для чего ему дался лист, Наруто как-то не задумывался.
Переодевшись ко сну, Узумаки нырнул под одеяло. Уже на грани сна он почувствовал, что в комнате стало холодно. Открыв глаза, он резко подскочил на кровати, свесив ноги. Прямо напротив него, у распахнутого окна, стоял тот самый незнакомец, приходивший прошлой ночью. Он стоял и, судя по всему, в его планах не было намерения сбежать как вчера. Сглотнув и облизав пересохшие губы, он поинтересовался чуть дрожащим голосом:
- Кто ты?

@темы: SasuNaru, Fanfiction

Комментарии
2011-04-20 в 15:18 

Пушистый Лисенок
Чем бы дитё не тешалось, лишь бы не вешалось(с)
_Kuro Neko_, интересненько, ждемс дальше=))))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

SasuNaru FOREVER!

главная